USD 65.8140 CNY 94.9368
EUR 75.3241 JPY 58.5456
Последние новости

О чём может договориться Волкер в Москве. Олег Игнатов

Дата: 15 август 15:33
  • 259
В ближайшее время Россию посетит специальный посланник Госдепа по Украине Курт Волкер. Эту информацию подтвердил глава российского МИДа Сергей Лавров. Визит состоится до конца августа — после встречи советников лидеров «нормандской четверки» и после того, как Волкер в третий раз проведет консультации в Киеве.

Вашингтон выбрал тактику наращивания давления на Россию и одновременно создания условий для длительной заморозки конфликта на случай провала переговоров. Соединенные Штаты расширили и законодательно закрепили санкции против Москвы, продолжают размещать войска в странах Балтии, планируют поставки в Польшу зенитно-ракетного комплекса Patriot, а также сигнализировали о готовности направить на Украину противотанковое оружие и другие средства сдерживания. По схожей схеме действовала администрация Обамы в отношении Ирана. Тогда США сначала предложили аятолле Хаменеи начать диалог по ядерной программе, но, получив отказ, пошли по пути кратного усиления ограничительных мер и потенциальных рисков военной конфронтации для Тегерана.
После принятия Конгрессом закона о санкциях российскому руководству остается рассчитывать лишь на то, что Трамп не оставляет персональных надежд восстановить отношения с Москвой. После всех сделанных заявлений о России, который поставили на кон репутацию американского президента, провал российского направления будет однозначным поражением Трампа, которое будет разыграно против него на президентских выборах 2020 года (если исключить сценарий импичмента). Демократы не упустят возможность напомнить ему, как он заблуждался в отношении Путин и что только Конгресс смог помешать совершению роковой «ошибки». Поэтому Трамп остается мотивированным доказать, что законодатели были не правы и что он способен найти такой компромисс с российским президентом, который позволит не потерять лицо обоим лидерам. Подтверждением этого могут служить регулярные заявления Госдепа о готовности искать сферы взаимовыгодного сотрудничества с Россией.
Если это допущение верно, то миссия Волкера не выглядит обреченной на провал, а Россия и Соединенные Штаты сохраняют все же пусть и невысокие, но определенные шансы найти точки соприкосновения в Донбассе.
Первое, и сейчас, безусловно, самое главное, Вашингтону и Москве придется буквально заставить стороны конфликта выполнять соглашение о прекращении огня. Чтобы эти усилия не закончились провалом, как и все предыдущие, Путин и Трамп будут вынуждены взять на себя обязательства принуждать республики и Киев соответственно к установлению режима тишины. Путин здесь вполне может взять инициативу на себя и первым выступить с таким предложением, как это было в истории с ликвидацией химического оружия в Сирии. Инструменты могут быть разными — от военных (дислоцирование американских и российских военных советников на линии разграничения, которые будут встроены в цепочки командования ВСУ и ополченцев) до политического давления на стороны конфликта (угроза применения санкций, изоляция, сворачивание гуманитарной и экономической помощи в случае нарушения договоренностей и т.д.).
Следует признать, что требования России и республик по запуску параллельной имплементации политического блока Минских соглашений в текущих условиях не будут выполняться украинской стороной. Вашингтон ясно дал понять, что ждет от Кремля первого шага в сфере безопасности. Однако это не исключает того, что второй шаг должен быть политическим, и российские власти имеют возможность отстоять свою позицию. Кремль заинтересован в установлении устойчивого прекращения огня во всей зоне конфликта, поскольку Запад больше не сможет игнорировать отказ Киева от процесса политического урегулирования. Российскому руководству потребуются гарантии, что Киев действительно начнет выполнять политические пункты Минских соглашений после принуждения сторон к «тишине». В качестве такой гарантии могло бы выступить обязательство установления прекращения огня на определенный срок, например, на полгода или год, после которого начинается пошаговая имплементация политического блока Минских соглашений. Соответствующее положение может быть зафиксировано в «дорожной карте».
Во-вторых, чтобы соглашение о прекращении огня работало, России и США нужно будет договориться о его верификации. Здесь нет необходимости ничего придумывать. ОБСЕ обладает широким мандатом на проведение мониторинговой миссии в Донбассе, который поддержали Москва и Вашингтон. Предмет разногласий — обеспечение доступа наблюдателей ко всей зоне конфликта. Согласно позиции республик, они выступают против полного доступа к подконтрольным им территориям миссии ОБСЕ, поскольку опасаются шпионажа, а также требуют взамен важных для себя политических уступок со стороны Киева. Украинская сторона, в свою очередь, также регулярно не предоставляет гарантии безопасности и не обеспечивает допуск наблюдателей к своим территориям. Временный компромисс может состоять в том, что наблюдатели должны получить беспрепятственный доступ ко всей линии разграничения, а также к определенной предыдущими договоренностями 50-ти километровой зоне безопасности по обе стороны от линии, но без полного доступа ОБСЕ ко всей российско-украинской границе. Дальнейшее расширение доступа может быть прямо обусловлено прогрессом в сфере безопасности и в политической части.
В-третьих, Москва и Вашингтон имеют все необходимые рычаги, чтобы сдвинуть с места решение проблемы с обменом заключенных. До сих пор Украина и республики не могут согласовать все списки. Однако есть очевидные и признанные кандидатуры на обмен, которые могут и должны быть освобождены как можно быстрее и без всяких условий. Абсурдной выглядит ситуация, когда эти люди фактически становятся заложниками дважды — когда их не могут обменять только по той причине, что не получается согласовать весь список целиком.
В-четвертых, более чувствительный, но не менее важный вопрос касается перспектив украинской власти. Если мирный процесс получится сдвинуть с мертвой точки и, наконец, перейти в политическую плоскость, у Трампа и Путина появится совместный интерес, чтобы в 2019 году Украину возглавил президент и на основании парламентского большинства сформировано правительство, которые будут выполнять на практике достигнутые договоренности. Позиция Вашингтона в отношении Порошенко и его окружения остается неясной. Скорее всего, администрация Трампа пока вообще не рассматривала этот вопрос серьезно. Однако он неизбежно возникнет в течение срока работы действующей администрации. До президентских выборов 2020 года Трампу придется решать «вопрос Порошенко» и делать свои ставки, или, по крайней мере, создавать условия, чтобы смена вероятная власти не привела к неожиданным для Вашингтона поворотам во внешней политике Киева и к отказу от проведения реформ. За последние три года Украина взяла на себя слишком много обязательств, которые ей придется выполнять, кто бы ни стал новым президентом и премьер-министром в 2019 году. Порошенко уже начал вести кампанию за то, чтобы заручиться имеющей столь важное значение для позиции украинских элит поддержкой администрации США.
Объективно Москва не обладает возможностями продвинуть на пост президента или премьера Украины лояльного себе человека, не говоря уже о том, что таких людей в украинской политике сейчас просто нет. Однако Россия может пытаться убедить Вашингтон в том, что расширение мирного диалога будет зависеть от лидерства на Украине. Получится ли здесь найти взаимопонимание — большой вопрос, но такой разговор рано или поздно войдет в повестку российско-американских отношений. Как минимум, успех мирного процесса находится в зависимости от того, будут ли у руля на Украине находиться ответственные политические силы, которые имеют свой интерес развивать его и довести до конца. Нравится это кому-либо или нет, но стимулирование украинских элит к определенному политическому выбору также потенциально может стать частью российско-американских договоренностей.
На сегодняшний день из периферийного государства на востоке Европы Украина превратилась в эпицентр противоречий между Россией и Западом. В Вашингтоне и Москве отдают себе отчет в том, что ни разрешение кризиса в Северной Корее, ни в Сирии не приведет к радикальному улучшению двусторонних отношений, как не получится и увязать прогресс в этих конфликтах с нормализацией ситуации в Донбассе. Украина — это капкан, в который попали Запад и Россия одновременно. Однако приложение усилий по выходу из него не кажется бессмысленным ни для кого, во всяком случае — пока.
Олег Игнатов, «Актуальные комментарии»
Источник

*Обращаем Ваше внимание на то, что организации Братья мусульсане, ИГИЛ, ИГ, ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Меджлис крымскотатарского народа признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии
Добавить комментарий
Другие важные темы:
Похожие новости:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Вернуться назад
Наши партнеры