USD 66.4337 CNY 96.3198
EUR 75.3890 JPY 58.4881
Последние новости

Шаг до раскола: чем грозит ссора РПЦ с Константинополем из-за Украины

Дата: 12 сентябрь 09:56
  • 90
Шаг до раскола: чем грозит ссора РПЦ с Константинополем из-за Украины

Фото: Oleh Dubyna / Shutterstock.com

Константинопольский Патриарх решил назначить двух епископов из Северной Америки «экзархами» на Украине без согласования с Патриархом Московским и Всея Руси Кириллом и митрополитом Киевским и всея Украины Онуфрием. Священный синод РПЦ возмутился и указал на угрозу единству всего мирового православия. Глава Отдела внешних связей Московского патриархата митрополит Иларион заявил, что Москва никогда не примет украинской автокефалии, исходящей от Константинополя, и подобные действия грозят мировому православию расколом, сравнимым со схизмой 1054 года, разделившей христианский мир на восточную и западную церкви. Андрей Полонский — о последствиях церковной ссоры и сложных взаимоотношениях с Константинополем.

Церковный проект Порошенко

Автокефалия православной церкви на Украине – вторая после «евроинтеграции» излюбленная идея полагающего себя православным украинского президента Порошенко. Он провел соответствующее решение через Раду, несколько раз ездил в Стамбул, говорил с патриархом Варфоломеем, даже обещал Константинопольскому патриархату деньги.

Но какие большие деньги из нынешней Украины? По сравнению с теми средствами, которые Фанар (резиденция патриарха в Стамбуле) может получить в случае открытого противостояния с Москвой, это будут сущие копейки. Однако все это — сиюминутная конъюнктура. Когда речь заходит о серьезных проблемах церковной жизни, оживают старые споры и очень древние противоречия.

Варфоломей хочет большего

Вселенский патриархат Константинополя — или, как его именуют в греческой литературе, Великая Церковь Христова – первый по чести среди православных церквей. В византийские времена, на протяжении тысячи лет Второго Рима, симфония патриарха и императора часто определяла судьбы мира. Теперь, конечно, до былой мощи далеко, но воспоминания о ней берегут.

В настоящее время в Константинопольском патриархате 63 епархии и около 3200 приходов на всех континентах (около 5,5 миллионов верующих). В Европе существуют и русские приходы Константинопольского патриархата, объединенные в Русскую православную архиепископию Западной Европы с центром в Париже. До 60-х годов эта архиепископия именовалась «экзархатом русской традиции». У ее истоков (1931 год) – митрополит Евлогий (Георгиевский).

…У Константинополя традиционно сложные отношения с Московской патриархией и Русской православной церковью. Корни противоречий уходят в XIX век, в проблему с Болгарской автокефалией. Но Украина, где роли поменялись с точностью до наоборот, обострила их до крайней степени.

Патриарх Варфоломей (в миру Дими?триос Архондо?нис) – выпускник Папского Восточного института в Риме и Мюнхенского университета, специалист по каноническому церковному праву. И именно правовой аспект проблемы он всегда будет ставить в основание своей аргументации.

Для Варфоломея и Константинопольского синода украинский вопрос – уникальная возможность в разы увеличить церковное и политическое влияние в современном мире, взять исторический реванш за череду унижений и неудач, которые пришлось пережить Вселенской церкви после падения Византийской империи. Это обстоятельство делает дальнейшее обострение конфликта очень вероятным, если не неизбежным.

Аргументы Фанара

В Константинополе любят утверждать, что с церковно-юридической точки зрения статус украинских епархий как принадлежащих Московской патриархии никогда не был окончательно подтвержден.

Как известно, христианство распространялось на Руси из Киева. Более того, первый избранный без согласования с Константинополем глава Русской церкви Иона (1448 год) титуловался митрополитом Киевским и Всея Руси, хоть кафедра его и находилась в Москве (формула «Митрополит Московский и Всея Руси» была принята в 1461 году). Тогда, после провала Флорентийской унии, разделение «украинской» и «великорусской» уерквей могло привидеться нашим соотечественникам только в страшном сне.

Константинопольские же патриархи долгое время вообще не брали в расчет автокефалию Московской митрополии, называли главу Русской церкви своим «экзархом на Москве и в северных странах». После падения Константинополя (1453) они дома, в Османской империи, чувствовали себя очень стесненно, и только на православном северо-востоке могли расправить плечи, потешить себя видимостью власти.

Так или иначе, первый и единственный указ (томос) Константинополя о признании права Москвы на управление украинскими епархиями был выпущен через двести лет, во второй половине XVII века. Да и то под давлением Османского правительства, не желавшего портить отношения с Россией.

Но и тогда Вселенский патриарх Дионисий требовал, чтобы в украинских храмах его имя за литургией возглашалось прежде Московского Иоакима. В Москве подивились этому пожеланию, да и вскоре позабыли о нем. Но с позиций церковного права вопрос остался открыт.

Украинский раскол

Ситуацию усугубляет и церковное разделение в Украине. Православные в стране расколоты на три Церкви:

Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП)

На сегодняшний день единственная каноническая. Она считает себя преемницей древней Киевской митрополии и бывшего Украинского экзархата Русской православной церкви советского периода. Пользуется правами широкой автономии, данными ей специальным указом патриарха Алексия II в 1990 году и расширенными на Архиерейском соборе РПЦ в ноябре 2017 года.

Предстоятель Церкви – митрополит Киевский и всея Украины — избирается пожизненно на Архиерейском соборе УПЦ. С 2014 года Церковь возглавляет митрополит Онуфрий (Березовский).

У УПЦ (МП) – 12 615 приходов и 43 епархии по всей Украине за исключением Львовской, Ивано-Франковской и Тернопольской областей. Она объединяет абсолютное большинство православных общин (67%).

В Московской патриархии подчеркивают, что во всех своих внутренних делах Украинская православная церковь пользуется полной самостоятельностью. При этом епископат УПЦ (МП) сохраняет всю полноту присутствия на Архиерейских соборах и в Синоде РПЦ.

На фоне гражданской войны в Донбассе и политического размежевания в стране духовенство и прихожане УПЦ МП не занимают единодушно пророссийские позиции. То же самое касается и высших иерархов церкви. Откровенно «промосковскими» можно назвать только 3 из 9 членов Синода — наместника Киево-Печерской лавры, митрополита Вышгородского и Чернобыльского Павла (Лебедя), митрополита Одесского и Измаильского Агафангела (Саввина) и митрополита Донецкого и Мариупольского Илариона (Шукало).

Вторая по старшинству и авторитетная на Западной Украине — Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ).

Возникла в годы Гражданской войны на территории, подконтрольной Симону Петлюре. В 30-е годы она была практически уничтожена, но оказалась восстановлена во время Второй мировой войны под германской оккупацией. В послевоенные годы эта церковь имела приходы в основном в эмиграции, в Канаде и в Латинской Америке. Ее украинские храмы были либо закрыты, либо переданы РПЦ.

Однако в тех же 40-50–х священники УАПЦ в глубоком подполье окормляли бойцов УПА*. Несколько десятков глубоко законспирированных общин сохранились в Галиции и до 80-х годов. В конце 80-х УАПЦ легально вернулась на Украину. Тогда к ней присоединилось несколько сотен приходов, ушедших из Московского патриархата.

На сегодняшний день у УАПЦ 11 епархий и более 550 приходов. Возглавляет ее Макарий (Мелетич) с титулом митрополита Киевского и всея Украины.

И, наконец, третья, и, быть может, политически самая активная — Украинская Православная Церковь Киевского патриархата (УПЦ КП).

К ней принадлежит президент Порошенко и большая часть нынешней политической элиты страны. Она была основана на так называемом Всеукраинском соборе в июне 1992 года.

История УПЦ КП практически целиком связана с одним из самых одиозных и противоречивых церковных деятелей советской и постсоветской эпохи Филаретом (Денисенко).

Противники и недоброжелатели обвиняли его в активном сотрудничестве с КГБ (под кличкой «Антонов»), а также в нарушении монашеских обетов. Сам Филарет обвинения, разумеется, отрицал.

После смерти патриарха Пимена митрополит Филарет был назначен местоблюстителем патриаршего престола и надеялся быть избранным на патриаршество. Но не сбылось… Тогда, договорившись с первым президентом Украины Кучмой, он потребовал от РПЦ автокефалии Украинской церкви. Архиерейский собор РПЦ в 1992 отказался давать автокефалию. Причем за это решение проголосовало подавляющее большинство украинских епископов. Собор призвал митрополита Филарета сложить с себя полномочия предстоятеля Украинской церкви, и Филарет, целуя крест, дал клятву, что исполнит это требование.

Но, вернувшись в Киев, Денисенко отказался от клятвы и объявил, что будет «предстоятелем УПЦ до самой своей смерти». В ответ в РПЦ его лишили священства. При полной поддержке государственной власти Филарет нашел выход. В июне 1992 года в своей резиденции он провел так называемый Всеукраинский объединительный собор, на котором объявил об объединении УПЦ и УАПЦ. Новообразованная структура и получила название Киевского патриархата. Ее предстоятель именовался теперь патриархом Киевским и всея Украины.

Первым патриархом был избран живший в США и пользовавшийся величайшим авторитетом в украинской националистической эмиграции 94-летний старец, митрополит УАПЦ Мстислав Скрипник. Филарет стал его заместителем и представителем на Украине. Через некоторое время Скрипник умер, и союз двух неканонических церквей распался. Прошло еще два года — и мечта Филарета исполнилась. Он сам стал патриархом в своей собственной Киевской патриархии. Одновременно в 1997 году Архиерейский собор РПЦ отлучил его от церкви.

На сегодняшний день УПЦ КП – вторая по значению и наиболее аффилированная с украинской властью православная структура страны. В ее составе – 4281 приход и 32 епархии.

По данным украинских соцопросов, УПЦ КП почти сравнялась по количеству верующих с УПЦ МП, а то и опередила ее (за исключением территории ДНР и ЛНР, где, по понятным причинам, опросы не проводились). Но к этим данным нужно отнестись с осторожностью — политический заказ очевиден.

Все последние годы на Украине велись переговоры об объединении УПЦ КП и УАПЦ. Однако они упирались в личные амбиции иерархов. Вопрос об автокефалии совершенно меняет дело. Возможность получить законный статус заставит священноначалие неканонических церквей забыть все противоречия.

Русская и эллинская партии

Точно так же, как нет единства на православной Украине, нет его и во вселенском православии. Церкви во многом разделены, часть из них традиционно ориентируется на Москву, часть – на Константинополь. Поговаривают даже о существовании двух условных партий – русской и эллинской.

К русской партии традиционно относят Антиохийский патриархат, Грузинскую, Сербскую, Польскую, Болгарскую и Чехословацкую церкви. К эллинской – Иерусалимский и Александрийский патриархат, Кипрскую, Элладскую и Албанскую церкви. Влиятельной считается еще и Румынская православная церковь, но она сохраняет своего рода нейтралитет.

Однако в «украинском вопросе» все не так просто. К примеру, Александрийский патриарх Феодор II, вроде бы принадлежащий эллинской партии, прямо говорит:

Украинская церковь является неотъемлемой частью Русской православной церкви.

И еще:

Глава Александрийской церкви заверил, что очень хорошо знает Украину и имеет очень хорошее представление о том, какими стимулами руководствуются люди, которые пытаются сегодня посеять раздор.

С Феодором во многом согласен и его Иерусалимский брат Феофил III, и Кипрский архиепископ Хризостом.

Проконстантинопольскую позицию занимает только Элладская церковь. Тут признание автокефалии Украинской церкви пройдет быстро и безболезненно. Сложные церковные отношения Греции и России в этом году прорвались и в большую политику. Дело дошло до дипломатических скандалов и отказа в греческой визе нескольким высокопоставленным священнослужителям, что вообще уже выходит за всяческие рамки приличия.

В любом случае возможный разрыв евхаристического общения между Москвой и Константинополем поставит большинство православных церквей перед крайне тяжелым историческим выбором. С уверенностью можно сказать одно – в изоляции Русская православная церковь не останется.

Когда разговор заходит о будущем православия в мире, особое значение имеет и суждение афонских монахов. Авторитет Афона в православном мире непоколебим. Обычно они воздерживаются от высказываний, способных внести смуту, но иногда у них нет выхода.

Вот слова архимандрита Парфения (Мурелатоса), игумена афонского монастыря Святого Павла, которые он произнес, будучи на Украине:

Я думаю, что церковное самоуправление в виде автокефалии — это вещь сама по себе неплохая. Но когда существует мир. Когда этот вопрос не становится вопросом разделения людей, паствы. Поэтому мудрость, вероятно, подсказывает, насколько можно сохранять единство с патриархией Московской. Мое мнение, чтобы все страны бывшего Союза были в единой Русской православной церкви.

Если завтра автокефалия

Если в октябре Константинополь предоставит Украине автокефалию, это будет иметь самые серьезные последствия. Однако дипломатия Константинопольского патриархата всегда отличалась хитростью и изворотливостью, вошедшей в легенды. Пример тому — хотя бы та же Ферраро-Флорентийская уния. Правда, она так и не смогла спасти Византию.

Поэтому можно надеяться, что в последний миг патриарх Варфоломей все же воздержится от конфронтации с Москвой. Украинские эксперты говорят, что вместо автокефалии Константинополь может возжелать «экзархата», то есть прямого подчинения, или затеять длительные переговоры на много лет. То есть устроить совсем не то, что нужно Порошенко и его команде.

Что бы ни решил Варфоломей, идею автокефалии на Украине поддержат только Киевский патриархат и УАПЦ.

Не надо быть пророком, чтоб предположить, что в таких обстоятельствах государство с новой силой начнет экономическое, политическое и идеологическое давление на Украинскую православную церковь Московского патриархата. На каждую ее епархию, на каждый приход. По украинскому закону все церковное имущество принадлежит общине, а в любой общине легко инициировать конфликт и по политическим, и по экономическим, и по личным мотивам. Так что дело очень быстро может дойти до кровавых столкновений, причем по всей стране.

* экстремистская организация, запрещенная на территории России

Андрей Полонский



Источник

*Обращаем Ваше внимание на то, что организации Братья мусульсане, ИГИЛ, ИГ, ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Меджлис крымскотатарского народа признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии
Добавить комментарий
Другие важные темы:
Похожие новости:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Вернуться назад
Наши партнеры