USD 65.9931 CNY 94.9869
EUR 74.9022 JPY 58.2695
Последние новости

Вождь бандерлогов. Клим Подкова

Дата: 16 октябрь 12:00
  • 60
Громила Шульц спал за столом кафе в своей любимой позе: отвалившись на спинку стула положив ноги на стол. Хозяин однажды сделал Громиле замечание – ремонт заведения обошелся в пятьсот евро…
Вождь бандерлогов. Клим Подкова

Проныра Сэм подошел к Шульцу, осторожно достал из висевшей на поясе Шульца кобуры кольт и дважды выстрелил в потолок. Громила открыл глаза и неторопливо снял ноги со стола.
— А, это ты. Ну, как дела?
Сэм уселся за столик:
— Русские совсем обнаглели: собрали в этом году небывалый урожай пшеницы. Это грозит обрушить мировой рынок.
— Надо звонить Навальному, пусть срочно выводит людей на Болотную площадь!
Сэм зашипел:
— Сколько раз тебе говорить: никогда не называй его по имени! Говори просто: наш агент.
— Извини. Так вот, я говорю: надо позвонить нашему агенту Навальному — пусть срочно выводит людей на Болотную площадь!
— У Агента проблемы с электоратом, — с досадой ответил Сэм. — Участники последнего выступления требуют от него обещанные 10.000 евро каждому, а Кремль (какая наглость!) не хочет платить. И потом, митинги протеста – это не более чем буря в стакане воды, а нам нужно не просто ранить Россию, а ударить ее в самое сердце.
— У тебя есть план, Сэм?
— У меня есть план. Слушай меня сюда.
Шульц наклонился к Проныре.
—  Чадолюбие! Оно просто непомерно развито у русских.  Хотя СССР давно распался, они до сих пор считают всех бывших советских братьями и сестрами. Особенно трепетно они любят Украину. Когда мы ее украдем, Россия заплатит нам любую сумму, чтобы вернуть ее обратно. А цену выкупа мы назначим такую, что  если российская экономика и не рухнет, то ослабнет сильно и надолго. Я уже все продумал…

Сэм и Шульц стояли на краю лужайки.
— Вон видишь, бегают мальчишки и девчонки? — Сэм указал на группу резвящихся детишек. — Это все молодые республики. Я выманю сюда Украину и как подам знак – хватаем ее и везем на твою загородную виллу.
Шульц с сомнением глядел на полтора десятка резвящихся детишек.
— А какая из них Украина? Как узнать?
— Очень просто: спросим у кого-нибудь из них. Эй, девочка, — замахал рукой Сэм, — подойди-ка сюда.
К Сэму подбежала девчушка с цветными лентами в волосах.
— Девочка, не могла бы ты нам сказать, кто из вас Украина?
— А печенья дашь?
Сэм вынул из кармана пачку:
— На, так кто?
— И еще халвы.
Сэм достал халвы.
— И еще варенья, и побольше, а то не скажу!
— И не надо, — Сэм ласково погладил девчушку по головке, — я уже понял, что Украина – это ты.
— Точно!
— Девочка, хочешь в Европу?
— А можно?
Сэм ласково посмотрел на Украину:
— Конечно можно, мы устроим тебе безвиз…
***
Спустя несколько часов на кухне загородного дома Громила с ужасом смотрел, как Украина, ловко орудуя ложкой, опустошает уже третью банку варенья.
— А скажи, Россия тебя очень любит? – ласково спросил девочку Сэм.
— Еще как! Постоянно скидки и на газ, и на другие товары дает, кредиты, и все время зовет то в ЕврАзЭС, то в Таможенный союз, то в ЕАЭС. Только мне у вас больше нравится.
— И правильно, — Проныра с умилением смотрел на дитя.
Он достал из кармана часы.
— Ох ты! А времечко-то идет!  – Сэм хлопнул по плечу Шульца. — Ну, я пойду, узнаю, как там дела, а ты развлекай ребенка. Поиграй с ней в куклы, в мячик, в голодомор, в незалежность, в евромайдан…
Вечером Сэм вернулся на виллу. По холлу летал пух из перины, в центре он увидел баррикаду из мебели и  несколько полусгоревших автомобильных покрышек. На закопченном потолке Сэм увидел следы босых ног. В углу в кресле сидел Громила Шульц и дрожал.
Сэм подошел к нему и тронул рукой:
— Фриц, — в исключительных случаях Сэм обращался к напарнику по имени, — что здесь было?
Громила испуганно поглядел на Проныру.
— Сэм, мне кажется, мы совершили крупную ошибку. Этот ребенок, оказывается, больше всего любит играть в войну. Я последний раз играл в войну в 1945 году, и мне эта игра с тех пор очень не нравится.
Внезапно из глубины холла донесся дикий заунывный вой.
— Что это? — поежился Сэм.
— Это… — испуганный Громила прижался к Сэму и затрясся в ужасе, — это она поет боевую песню. Гимн живых мертвецов «Я еще не в гробу».
— Какая музыкальная девочка, — наигранно-весело сказал Сэм, достал из кармана фляжку с бренди, открутил крышку и сделал большой глоток.
Раздался шорох, Шульц с ужасом повернул голову. Из соседней комнаты крадучись вышла Украина. Она была в камуфляже, на голове у нее была кастрюля, в руках Украина держала автомат Калашникова.
— Тихо! — прошептала она. – Проклятые москали хотят напасть на нас! Я уже слышу, как они подползают к нашим границам!
— Большой Брат, — повернулась она к Сэму, — ты дашь мне джавелины?
— Нет, девочка, джавелинов я тебе не дам. А то ты весь дом сожжешь.
— Я защищаю Европу от орд русских варваров, а вам джавелинов жалко! Уууу, скряги.
Украина на цыпочках, стараясь не шуметь, прокралась через холл и вышла в соседнюю комнату.
— Сэм, — спросил Шульц, а ты уверен, что Россия захочет взять ее обратно?
— Ха! – уверенно сказал Сэм. – Вот увидишь, Москва выложит нам за нее не меньше 150 миллиардов долларов.
— Сэм, давай просить  не 150, а 100. Ведь нет дураков, которые добровольно захотят взять себе этакое «счастье». Разницу можешь отнести за мой счет.
— Ну, как скажешь, — Сэм смахнул с журнального столика пепел, положил на него листок бумаги и стал быстро набрасывать текст.
— Вот смотри, что у меня получилось: «Москва, Кремль. Мы подписали с Украиной договор об ассоциации и теперь она наша со всеми потрохами. Единственное условие, на котором вы можете получить ее обратно – это выплата нам 150 миллиардов …»
— Сэм, сто.
— Да, конечно. «… 100 миллиардов долларов. Если вы согласны на эти условия, сегодня же переведите 150…»
— Сто!!! – взревел Шульц.
— Прости, конечно же сто. «… 100 миллиардов долларов на счет, который вам будет указан».
***
Утром Сэм начал собираться.
— Ну, я пойду отправлю это письмо, а ты поиграй с Украиной.
— Сэм, не оставляй меня с ней! Я не хочу играть в войну!
— Не волнуйся, я все устрою. Украина!
Девочка радостно вбежала в комнату.
Сэм покровительственно положил ей руки на плечи:
— Вот что, дитя мое, мне нужно уйти по своим делам, ты останешься с дядей Шульцем. Только в войну больше играть не надо. Поиграйте в…
— А можно мы поиграем в бизнес? Я буду скакать и петь, а дядя Шульц будет помогать мне строить независимую экономику.
— Замечательно, поиграйте в бизнес. Веди себя хорошо и тогда вечером получишь много-много вкусных печенек.

Сэм вернулся когда солнце уже склонилось к горизонту.
— Отлично, уже есть ответ! А… что это?
Холл был пустой. Стол, кресла пропали. На полу было светлое пятно в месте, где когда-то стоял огромный книжный шкаф.  Пропала роскошная люстра из богемского стекла — из потолка торчала проводка. Громила сидел на полу и качался из стороны в сторону.
— Фриц, что это?!
— Мы просто немного поиграли в бизнес, — ответил Громила и начал истерически смеяться. – Мы целый день скакали и выли Щеневмерлу, брали и отдавали кредиты, покупали и продавали акции, заключали выгодные контракты… и… и вот.
— Не расстраивайся Шульц, — Проныра похлопал напарника по спине, — я уверен, что русские уже готовы возместить тебе все убытки.
Он сел на пол, вынул из кармана конверт, разорвал его и достал листок бумаги:
— «Двум злодеям…» Ха! «Джентльмены! Ваше письмо насчет выкупа за Украину показалось мне занятным. Делаю вам контрпредложение и полагаю, что вы его примете. Вы списываете Украине все долги, платите ей 50 миллиардов евро единовременно и берете на себя обязательство принять участие в восстановлении ее экономики с выделением ежегодной суммы, которую мы еще обсудим. Взамен Украина будет принята в состав РФ на правах федерального округа и…»
Сэм смял письмо в кулаке:
— Какая наглость! Шульц! Срочно созываем ПАСЕ, Совет Европы, ООН, ОБСЕ…
— Сэм, — в глазах Громилы блестели слезы, — мне кажется, это самое выгодное предложение, которое я получил за всю мою жизнь. Я сегодня же свяжу эту воинственную попрошайку и отнесу ее в Кремль. Если ты возражаешь, то забирай Украину себе, можешь даже удочерить ее 51-м штатом, уверен, остальные 50 этому только обрадуются…

— Вот я что-то в этом не уверен, — нервно засмеялся Сэм, — ну, хорошо, пусть будет по-твоему. Украина!
За окном раздался взрыв гранаты, вбежала девочка:
— Ура, отбита еще одна атака злых москалей!
— Украина, — Сэм попробовал усадить девочку напротив себя, — тебе у нас нравится?
— Ууу!
— Так вот, мы с дядей Шульцем решили тебя удочерить.
— И вы возьмете меня в ЕС?
— Да.
— И в НАТО?!
— Ну конечно.
— Ура! – Украина вскочила и начала восторженно прыгать.
— Только вот нам надо сходить в Кремль – Россия должна тебе кучу денег, ведь должна? Значит нужно сходить их и забрать. Вот прямо сейчас и пойдем.
***
Ровно в полночь в Кремле происходила  торжественная передача Украины России.  На стол  выкладывались доллары, пачки евро, звенели золотые монеты, с глухим стуком падали золотые слитки, выписывались чеки.
Завершив передачу, Сэм и Шульц, кланяясь, попятились к выходу. Украина, внезапно что-то поняв с воем пароходной сирены бросилась к Громиле и вцепилась в его ногу. Россия оторвала ее от Шульца вместе с левой штаниной его брюк.
— Сколько вы можете удержать? – напряженно дыша в один голос, спросили Сэм и Шульц.

— Всю я может и не удержу, но за Крым, Донбасс и Юго-Восток я вам ручаюсь.
Громила обернулся к Сэму:
— Бежим скорее к польской границе, впарим глупым шляхтичам хотя бы Галичину!
Клим Подкова, RusFact.ru
Источник

*Обращаем Ваше внимание на то, что организации Братья мусульсане, ИГИЛ, ИГ, ОУН, УПА, УНА-УНСО, Правый сектор, Меджлис крымскотатарского народа признаны экстремистскими и запрещены на территории Российской Федерации.

Комментарии
Добавить комментарий
Другие важные темы:
Похожие новости:
Информация
Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 60 дней со дня публикации.
Вернуться назад
Наши партнеры